Гвоздика-«божественный цветок»



Гвоздика произрастала на Ближнем Востоке и была культивирована в течение последних 2,000 лет. Некоторые ученые полагают, что имя "гвоздика" происходит от слова "корона", в честь цветов, которые использовались на Греческих церемониальных торжествах. Гвоздики были известными в древнем Риме как цветы для победителей. В Корее молодая девушка вплетает три гвоздики в волосы, чтобы узнать своё будущее. Если верхний цветок умирает первым, ее старость будет тяжёлой; если средний цветок — молодые годы принесут ей большое горе. Если же погибал нижний цветок, это сулит бедной девушке жизнь, полную несчастий.
Главным образом, гвоздики символизируют любовь и увлечение. Светло-красные гвоздики выражают восхищение, тогда как темно-красный цвет обозначает глубокую любовь. Белые гвоздики указывают на удачу и чистоту чувств. Зеленые гвоздики дарят в День Святого Патрика. Розовые гвоздики имеют наиболее символическое и историческое значение. Согласно Христианской легенде, гвоздики появились на Земле с приходом Мессии . Богородица проливала слезы на Иисуса, и гвоздики вырастали из ее слез. Розовая гвоздика стала символом материнской любви и с 1907 года принята как эмблема Дня Матери, отмечаемого в Соединенных Штатах и Канаде во второе Воскресенье мая.

carnations

Ярко-пунцовый цвет гвоздики имеет в себе как будто что-то зловещее, напоминающее кровь. И на самом деле, во многих случаях история этого цветка связана с целым рядом кровавых исторических событий, начиная с первого греческого мифа, повествующего об его происхождении.
Рассказывают, что однажды богиня Диана, возвращаясь очень раздраженной после неудачной охоты, повстречалась с красивым пастушком, весело наигрывавшим на своей свирели веселую песенку. Вне себя от гнева она укоряет бедного пастушка в том, что он своей музыкой разогнал всю ее дичь, и грозится его убить. Пастушок оправдывается, клянется, что он ни в чем неповинен, и умоляет ее о пощаде. Но богиня, не помня себя от ярости, не хочет ничего слышать, набрасывается на него и вырывает у него глаза.
Тут только она приходит в себя и постигает весь ужас совершенного ею злодеяния. Ее начинает мучить раскаяние, образ кротких, умоляющих о пощаде, глаз пастушка преследует ее всюду и не дает ей не минуты покоя; но поправить дело она уже не в состоянии.
Тогда, чтобы увековечить эти так жалобно смотрящие на нее глаза, она бросает их на тропинку, и в ту же минутку из них вырастают две красные гвоздики, напоминающие разрисовкой своей (есть гвоздики, у которых в середине находится несколько похожее на зрачок пятно) совершённое злодеяние, а своим цветом — невинно пролитую кровь.

carnations

Таково вступление гвоздики в историю человечества. Дальнейшая ее история во многом соответствует началу. Но особенно выдающуюся роль она играет в некоторых кровавых событиях Франции.
Первое ее появление здесь относится еще ко временам Людовика IX Святого, когда этот благочестивый король предпринял в 1270 году последний крестовый поход и осадил со своими 60.000 рыцарей город Тунис.
В то время, как известно, среди крестоносцев вдруг разразилась страшная чума. Люди гибли, как мухи, и все усилия врачей помочь им оказались тщетными. Тогда Людовик Святой, твердо убежденный, что в природе против всякого яда существует и противоядие, и обладавший, как говорят, некоторым знанием целебных трав, решил, что в стране, где так часто свирепствует эта страшная болезнь, по всей вероятности, можно найти и излечивающее ее растение.
И вот он остановил свое внимание на одном прелестном, росшем на сухой, почти бесплодной почве цветке.
Его красивая окраска и сильно напоминавший собою пряную индийскую гвоздику запах заставляют его предположить, что это и есть именно то растение, которое ему нужно. Он велел нарвать как можно больше этих цветков, сделал из них отвар и начал поить им заболевающих. Питье оказалось целебным и помогло некоторым больным. Но отвар из гвоздики — это не средство от чумы, в результате сам сам король, и Людовик IX вскоре становится жертвой болезни.

Возвратись на родину, крестоносцы в память о короле посадили семена гвоздики. С тех пор этот цветок стал одним из самых любимых во Франции.Однако целебные свойства растения долгое время приписывали святости Людовика IX. Ведь в 1297 г. Папа причислил короля-крестоносца к лику святых. По этой же причине, вероятно, известный ботаник Линней дал ей много столетий спустя научное название Dianthus, т. е. "божественный цветок".

Проходят годы — и вновь гвоздика появляется на исторической арене. Французский герой, Великий Конде, знаменитый полководца и победитель испанцев в битве при Рокруа (1649г.) очень любил этот цветок. Рассказывают, что когда облагодаря интригам кардинала Мазарини его заключили в Венсенскую тюрьму, Конде от нечего делать занялся садоводством и посадил на маленькой грядке у своего окна несколько гвоздик. Увлекшись их красотою, он так ухаживал за ними с такою любовью , что каждый раз, когда распускался цветок, он гордился им не менее, чем своими победами. Между тем жена его, урожденная де Майль-Бриз, племянница знаменитого Ришелье, женщина чрезвычайно энергичная, не оставалась в бездействии. Она подняла восстание в провинции, склонила на сторону Конде палату в Бордо и добилась наконец того, что его освободили из темницы. Узнав об этой неожиданной для него радости, Конде пришел в изумление и воскликнул: "Не чудеса ли! В то время как испытанный воин растит старательно свои гвоздики, жена его ведет ожесточенную политическую войну и выходит из нее победительницей!" С этой поры красная гвоздика становится эмблемой приверженцев Конде и служит выражением их самоотверженной преданности не только ему самому, но и всему дому Бурбонов, из которого он происходит. Особенно она стала играть эту роль во времена французской революции 1793 года, когда невинные жертвы террора, идя на эшафот, украшали себя красной гвоздикой, желая показать, что они умирают за своего дорогого короля и бесстрашно смотрят в глаза смерти. В это страшное время цветок тот носит название гвоздики ужаса (oeillet d'horreur).

carnations

В это же время он получил особое значение и среди крестьянского населения Франции. Букетиками из гвоздик крестьянские девушки одаряли отправляющихся на войну парней, выражая им тем самым пожелание как можно скорее возвратиться невредимыми и с победой. Да и сами наполеоновские солдаты верили в чудодейственные свойства этого цветка и бережно хранили его при себе, считая его талисманом против вражеских пуль и средством, возбуждающим храбрость в битве. Вообще понятия о храбрости и беззаветной отваге были настолько связаны с этим цветком, что Наполеон I, учреждая 15 мая 1802 года орден Почетного легиона, избрал цвет гвоздики цветом ленты этого высшего французского знака отличия и тем самым увековечил, с одной стороны, роль ее в истории Франции, а с другой — ту любовь, которую питал к ней искони французский народ. В 1815 году, когда наступила вторая реставрация, красная гвоздика изменила свое значение и стала эмблемой приверженцев Наполеона, между тем как роялисты, особенно пажи и гвардейцы, избрали своей эмблемой белую.

carnations

В Англии гвоздика появилась в XVI веке и практически сразу завоевывала симпатии царствовавшей в это время королевы Елизаветы и всей английской аристократии. Ее начали разводить и в садах, и в теплицах. Королева Елизавета не расставалась с этим цветком. Ее примеру, конечно, следовал и весь двор. За цветы платят громадные, особенно для этого времени, цены — по гинее за цветок, а большой венок из гвоздик герцогини Девонширской, вздумавшей украсить себе голову этими цветами в день одного придворного праздника, обходится ей ни более ни менее как в 100 гиней. Первым, начавшим разводить гвоздику в Англии, был придворный садовник Герард, получивший ее откуда-то из Польши. Это было в 1597 году. Прославившийся ее разведением садовод Паркинсон делит их на махровые — carnation и на мелкие, простые — gilly flowers. Среди этих сортов особенно нравился в то время "Sweet William", названный им так в честь Шекспира, который в своей "Зимней сказке" заставляет говорить о гвоздиках Пердиту: "Прелестнейшие цветы лета — это махровые гвоздики и пестрые гвоздички". О гвоздике не раз упоминают также и другие знаменитые английские поэты: Чосер, Мильтон, Спенсер. Воспевая флору, они никогда не пропускают случая воспеть и гвоздику с ее божественным запахом.

carnations

Будучи во Франции и Англии любимицей главным образом высших сословий, в Бельгии гвоздика, наоборот, сделалась любимицей бедняков, простонародья — цветком чисто народным. Здесь уходу за ним посвящали все свои краткие досуги горнорабочие, труженики, работавшие день и ночь в каменноугольных копях. Цветок этот представлял для них главную усладу в их безотрадной жизни, и, выйдя из подземного мрака, из места, где им каждую минуту грозила смерть, на свет Божий, они с любовью останавливали свой взор на этом чудном цветке, который как бы говорил им, что и для них существуют радости. Они следили за его развитием, стараясь его усовершенствовать, перещеголять красотой его цвета и форм цветы своих соседей. Среди них возникло даже своего рода соревнование, соперничество, которое заполняло пустоту их обыденной жизни и создавало им новую жизнь, новое развлечение. Пьянство, разгул, разврат — все эти неизбежные спутники праздности и бесцельного существования рабочего заметно ослабли, а в некоторых случаях даже и совсем исчезли — и скромный цветок этот сделал здесь то, чего не могут достигнуть в других государствах никакие проповеди, никакие увеселения. Страсть к гвоздике сохранилась в простонародье в Бельгии и до сих пор. Теперь культура ее проникла до самых отдаленных местечек Арденн.Гвоздика сделалась здесь символом благоустроенного домашнего очага, родительской любви и родительских забот; и молодой рабочий, занимающийся тяжелым трудом на чужбине, встречая здесь цветок этот, всегда соединяет с ним воспоминание об отеческом доме. В день его благословенья мать подносит ему букет из гвоздик — как единственное сокровище и украшение, которое она может ему дать; он в свою очередь сажает куст гвоздики на ее бедную могилу — как последнее выражение его глубокой сыновней любви. Букет же из гвоздик служит и первым подарком, первым выражением любви молодого рабочего своей невесте. Все это вместе взятое служит причиной также и того, что на многих картинах старинных голландских мастеров мы то и дело встречаем женщин с букетом гвоздик в руках, а на одной из картин в Феррарском соборе видим с букетом этих цветов даже и святых. Изображение гвоздик встречается нередко и на знаменитых брюссельских кружевах. В портретной живописи, преимущественно XV-XVI веков, в руке модели она служит напоминанием о помолвке. Красная гвоздика — символ чистой любви. По фламандскому обычаю, розовую гвоздику прикалывали к платью невесты в день свадьбы. Новобрачных часто изображают с гвоздиками в руках.

carnations

В Германии гвоздика не пользовалась особой народной любовью, хотя и служила всегда символом постоянства и верности, так как цветы ее, как известно, даже будучи засушены, часто сохраняют свою окраску. Одно немецкое двустишие говорит о ней: "Гвоздика, ты теряешь свой цвет не раньше, чем смерть тебя растреплет". Немецкие поэты относились к гвоздике без особой симпатии, в то время как у французов существует особый сорт, которому дано громкое название гвоздики поэта — oeillet de poete, у немцев она слывет за цветок тщеславия, пустоты, телесной красоты и сравнивается с красивой, но пустой женщиной. Так, например, Гете говорит: "Nelken! Wie find' ich each schon! Doch alle gleichi ihr einander, Unterscheidet euch kaum, und entscheide mich nicht…" (Гвоздики! Как вы прекрасны! Но вы все схожи, едва отличишь одну от другой, и я не знаю, какую выбрать). В Германию гвоздика была ввезена еще Карлом V из Туниса, когда он, заставив отступить Соли-мана, восстановил на троне прежнего султана и освободил 22.000 христианских рабов. Как воспоминание об одержанных здесь победах и о рыцарских подвигах его воинов, гвоздика была любимым его цветком и составляла необходимую принадлежность всех его дворцовых садов.

carnations

Итальянцам же гвоздика пришлась по вкусу. Здесь этот цветок слывет за талисман любви. И нередко, проходя мимо поставленного на перекрестке дорог изображения Мадонны, можно видеть деревенскую красавицу, молящуюся с цветами гвоздик в руке. Она молится о счастливом пути и благополучном возвращении своего возлюбленного, которому предстоит переправляться через столь опасные, вследствие массы встречающихся в них бандитов, горы, и просит у Мадонны благословить цветы, которые должны служить ему талисманом против всякого рода бед. Как только все будет готово к отъезду, она пришпилит ему эти цветы на грудь и будет покойна: они защитят его от всякой напасти… В Болонье же гвоздика считается цветком апостола св. Петра, и 29 июня, в день его памяти, ее цветами украшаются все церкви и весь город. В этот день вы не встретите здесь ни одной молодой женщины, ни одного молодого человека, у которых бы не было этого цветка в руках, на груди, в волосах или в петлице. В этот день его носят в петлице даже старики и солдаты. Введенная в Италию столетием раньше, чем в Бельгию, гвоздика здесь так прижилась и размножилась, что считается многими за дикое итальянское растение, и только историческая запись, что она была возделываема в 1310 году Матвеем Сильватика в числе привезенных с востока растений и затем разведена в садах Медичи, показывает, что это растение не туземное. Это подтверждается некоторым образом также нахождением ее изображения в гербе древней итальянской фамилии графов Ронсекко. Гвоздика эта, по преданию, попала сюда, как память о цветке, который дала на счастье графиня Маргарита Ронсекко своему жениху графу Орландо, когда накануне их свадьбы он должен был внезапно отправиться во Святую Землю, чтобы принять участие в освобождении гроба Господня от сарацинов. Долгое время после этого о нем не было ни слуха, ни духа; но потом один из крестоносцев принес Маргарите печальную весть, что Орландо пал в битве, и передал ей найденный на нем локон ее белокурых волос, который Орландо взял с собой как талисман, и вместе с локоном совсем иссохший цветок гвоздики, превратившийся от пропитавшей его крови Орландо из белого в красный. Рассматривая цветок, Маргарита заметила, что в нем образовались семена, которые, может быть, уже созрели. Тогда в память своего дорогого жениха она решилась посеять их. Семена оказались действительно зрелыми, взошли и развились в гвоздичное растение, которое зацвело. Но цветы их, вместо чисто-белых, каким был данный Маргаритой на память цветок, имели посредине красное, кровавого цвета, пятно, чего до этого времени в местных гвоздиках не замечалось. Пятна эти были как бы следом крови Орландо, как бы памятью о великой принесенной им жертве — о пожертвовании счастьем всей его жизни долгу истинно верующего христианина. И вот составители герба учли этот его великий подвиг и внесли обагренный его кровью цветок в герб той, которая была для него дороже всего на свете.

 

Источник: www.lenagold.ru

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*